Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, РСС JSON Feed

Sample text.

Ситуация в деятельностном подходе

«Несмотря на то, что мы все употребляем слово „ситуация“, очень часто это слово употребляется неправильно. Не в соответствии с понятием „ситуация“. Само понятие возникло относительно недавно.

Я уже упоминал Курта Левина, это — немецкий и впоследствии американский философ и психолог. Он реально участвовал в первой мировой войне в качестве офицера. И в 1917 году он в одном из психологических журналов опубликовал статью, которая называлась „Военный ландшафт“, в которой впервые прописал понятие „ситуация“. Ввёл, собственно говоря, это понятие.

Он это сделал на примере того, как человек всеми фибрами души начинает ощущать сложную ситуацию, приближаясь к линии фронта. Вот, он был в тылу, потом он приехал на фронт и продвигается к самой линии фронта. (На слайде она нарисована как красная линия, за которой находятся боевые позиции противника). Человек приближается к этой линии фронта. Он говорит: „Я сам на себе это ощущал, и многие другие, за которыми я наблюдал, вели себя точно так же“. Даже если людей этому специально не учили, люди начинают ощущать сложность и опасность возникающей ситуации.

То есть „ситуация“ по Курту Левину (а в СМД-методологии именно это понятие ситуации принято на вооружение) — сложно устроена. В ней есть материальный план (в данном случае — ландшафт, т. е. пересечённая местность, какие-то строения, какие-то деревца). И — совсем другой план — нематериальный, мыслительный. Человек, приближаясь к этому опасному месту (к линии фронта), откуда стреляют на поражение, он вольно или невольно (но это происходит всегда) мыслительно помечает метками значимости, из своего сознания выносит на ландшафт метки в места, которые более опасны, которые менее опасны, которые совсем опасны.

И я на слайде это так условно нарисовал: это место (под цифрой 1) самое опасное, под цифрой 2 — менее опасно, чем первое, но более опасно, чем под цифрой 3. А под цифрой 4 ещё менее опасно, чем все предыдущие. И человек метки значимости ситуации всегда выносит во вне.

И смотрите: это делается всегда из рефлексивной позиции. То есть человек должен как бы подняться над всей ситуацией и на материальную субстанцию, по которой ногами ходят, как бы „набросить“ сетку значимости разных мест.

Любая ситуация — такая. Вот, случилось ДТП, кто-то с кем-то стукнулся на дороге. Выскакивает из кабины водитель с „квадратными“ глазами: попал в ситуацию! И мгновенно все обстоятельства этого дорожно-транспортного происшествия у него начинают помечаться метками значимости: это — незначимо, а это, наоборот, очень значимо. А если кого-то ещё и задавил, то наиболее сильно значимо. Начинает соображать, во что это всё обойдётся, и есть ли столько денег, чтобы „отмазаться“. Или ещё что-то. И всё это — мгновенно возникает у любого! В ситуации. Вот ещё пример, который меня в своё время просто потряс (следующий слайд).

Американцы любят проводить всякие эксперименты и обследования. По самым разным поводам. В том числе выясняли, как дети воспринимают ситуацию в своей семье, в которой они живут. Взяли две группы детей: одна — дети из полных семей, где папа с мамой живут вместе и с ребенком, другая — из неполных семей, где мама живёт с ребёнком, а папа — приходящий раз в неделю. Дети были 3-х—5-ти лет, писать они ещё не умели, и их попросили нарисовать свою ситуацию в своей семье. И одна пятилетняя девочка нарисовала совершенно фантастически рефлексивный рисунок. Она нарисовала следующее: это (самая большая) — мама, это (поменьше) — я (девочка, которая рисует), это (ещё меньше) — моя кукла, а это (самый маленький) — папа, приходящий раз в неделю. То есть смотрите: метки значимости расставлены в явном виде. Она просто нарисовала свою ситуацию…

Потом школа рефлексивные способности у таких детей убивает… Ни одна классическая наука с ситуациями не работает. Экономисты не работают, финансисты не работают, хотя и у тех, и у других без конца сложные ситуации возникают. Вот, мы сейчас находимся в финансовой ситуации гигантской сложности. И здесь, в университете, и в стране. Но для науки — этого ничего нет. Странно, но факт! Ситуацию в методологии деятельности обычно изображают как остановку, тупик и разрыв в нормально функционирующем деятельностном процессе (показывает на слайде).

То есть всё работало-работало, а потом — раз! И остановилось. Методологи иногда, чтобы совсем до печёнок доходило, говорят так: идёте-идёте, а потом — раз! И в коровью лепёшку вляпались. Ситуация всегда негативна, в неё „вляпываешься“. А потом нужно рефлексивно начинать разбираться: а почему? Из-за чего? И что помешало не „вляпаться“ в ситуацию?

Ситуация не всегда очевидна. Только самые простейшие ситуации очевидны. Она требует своего выделения из внешних обстоятельств, целей и препятствий для их достижения. Для этого служит „анализ ситуации“. Он предполагает ряд этапов.

Первый этап: в обязательном порядке — необходим выход в рефлексивную позицию для оценки того, что помешало нормальной деятельности? Из-за чего произошла остановка? Любой деятельности.

Вот, допустим: я сейчас осуществляю определённую деятельность. Кто-то начинает разговаривать. Я обязательно прерываюсь, поскольку разговор мешает. Ну, мешает держать логику рассуждений в лекции. И я вынужден прервать лекцию и иногда вежливо, а иногда (если совсем „достанут“) невежливо сказать: „Ребята, извините, заткнитесь“. С тем, чтобы продолжить.

Возвращаемся к анализу ситуации.

Второй этап — отделение значимых моментов ситуации от незначимых обстоятельств. Вот, если представить себе… Тьфу-тьфу, не дай бог, конечно. Если представить себе, что вот там, около двери через минуту бомба взорвётся. Если такое до нас дойдет, такая информация, мы все сразу окажемся в ситуации. В очень сложной ситуации. И, кстати, не факт, что правильным действием в этой ситуации будет „руки в ноги“ и бежать отсюда. Это может оказаться самым плохим выходом из ситуации.

И в этой ситуации человек должен сразу оценить, что здесь, вокруг нас, является значимым для преодоления ситуации, а что — незначимым. Вот эта доска, скорее всего, незначимой будет. Этот подвесной потолок тоже, скорее всего, незначим будет.

Если мы — на четвёртом этаже, это значимо, поскольку, если бы были на первом, то была бы совсем другая ситуация. Да? Ну, и т. д. Вот эти столы, в большом количестве, с острыми углами, это тоже значимая вещь. Поскольку, если толпа кинется к выходу, может возникнуть давка, столы будут сильно мешать, и ситуация может только ухудшиться. И так — по поводу любой ситуации. Есть значимые обстоятельства, включаемые в ситуацию, есть — незначимые, не включаемые в ситуацию.

Третий этап анализа ситуации — построение идеального объекта действия под стоящую цель.

Что такое „идеальный объект“? Наши люди часто говорят: „Да, не бывает в жизни никаких идеальных объектов, идеальных вещей“. Смотрите: если человек начинает действовать определённым образом, отсекая что-то лишнее для его действия, вот то, что остаётся в процессе его работы, это и есть идеальный объект. А вовсе не какой-то, там, „идеально красивый“ или ещё какой-то. То есть из значимых элементов нужно сконструировать идеальный объект, не принимая во внимание всё остальное, лишнее в вашей ситуации: с чем ты должен иметь дело в первую очередь? С чем — во вторую, в третью, и так далее, чтобы выйти из возникшей ситуации.

„Вляпался“ в ситуацию — позвонил своему родственнику-юристу, чтобы тот — ещё кому-то позвонил… Из этого идеальный объект действия будет состоять. А уж в финансах сложные ситуации возникают, вообще, на каждом шагу, и уметь вычленять подобные идеальные объекты финансовой деятельности — это сам бог велел давно делать. Ну, во всём мире так и делают, на самом деле. Давно.

Наконец, четвёртый этап анализа ситуации — нахождение средств преодоления ситуации. Далеко не всегда их можно найти. Удачные средства» [1].

Образовательная ситуация как проблема

Выступление Петра Георгиевича Щедровицкого на XII международной научно-практической тьюторской конференции 29 октября 2019 г.

Текст выступления

Список используемых источников:
1) Берёзкин Ю. М. Методология научных исследований (деятельностный подход) : курс лекций / Ю. М. Берёзкин. — Иркутск : Изд-во БГУ, 2016. — 196 с.

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить
Дальше