Rose debug info
---------------

Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, РСС JSON Feed

Sample text.

Финансовые технологии: банк, страховая компания и биржа

Рекомендую начать изучение со следующих статей:
Схема финансовой действительности
Схема финансовой пирамиды
Схема финансовой действительности предпринимательской деятельности
Шесть разных исторических типов денег
Схема «долларизации» мира

«Разрывы в движении денег служат в качестве объекта действия финансиста при реализации главной цели финансовой деятельности — их (денег) размножения.

И для этого используются: во-первых, финансовые инструменты. Самые разные теперь, их много: акции, облигации и т. д.

Во-вторых, финансовые технологии. А это ни что иное, как институциализированные схемы; т. е. бывшие когда-то финансовые схемы, многие из которых были просто мошенническими, узаконили и превратили в институты, т. е. в воспроизводящиеся легальные системы. Например, все банки изначально были мошенническими структурами. Ведь, что делает банк? Вы ему приносите свои деньги, и везде записано, что это — ваши (!) деньги, и
никто без вашего разрешения не имеет права ими пользоваться. А банк берет, и без вашего разрешения выдает кредит вашими деньгами. Сначала было всё нормально, пока какая-то заваруха не произошла. Все клиенты пришли в банк и говорят: „Верните наши деньги“. А денег-то и нет. Они же розданы в кредит. Ну, и банки стали лопаться, как мыльные пузыри. Этим заинтересовалось государство. Оказалось, что без банков уже нельзя жить. После этого всё прописали в соответствующих законах, обязали банки оставлять какое-то количество денег в резервах (10 или 20%). Заставили банки еще целый ряд пунктов выполнять в обязательном порядке. Заставили за кредитной историей следить. Банки „обросли“ кучей ограничителей („Базель I“, „Базель II“ и т. п.). И всё! Мошенническая схема превратилась в совершенно легальную вещь.

Соответственно, таких финансовых технологий, главных, три:
банковская технология;
страховая технология;
биржевая технология.

Наконец, третье, что используют для „сшивки“ разрывов в движении денег — это „одноразовые“ рабочие финансовые схемы. Это такие конструкции по типу, как у Дж. Ло было. Она под определенную ситуацию конструируется и завязывает на себя многое чего — людей, институциональные структуры, инструменты, какие-то внешние обстоятельства. Это чаще всего „одноразовые“ вещи: прошел ситуацию, снял финансовый результат, и второй раз (как шприц) уже использовать нельзя. Не удастся.

Поговорим сначала о различиях разных финансовых технологий.

Чем отличается банковская технология от страховой? Абсолютное большинство людей думают, что между ними абсолютно ничего общего нет. Банк — это не страховая контора, а страховая контора — совсем не банк. Но работают они, уважаемые господа, практически одинаково.

В чем отличия? И что общее? Вот — банк. Деньги — на входе, и деньги — на выходе. При это все время остается какой-то устойчивый остаток. Если этот остаток вычисляется, то его можно вытащить, и про это никто даже не узнает. И использовать, как надо банку.

В страховой компании всё точно так же. Люди покупают страховки — приносят деньги. И время от времени выплачиваются страховые выплаты. И в обязательном порядке есть устойчивый остаток, который страховые компании используют по своему усмотрению.

В чем разница между банком и страховой компанией? А разница в том, что на обеих схемах желтенькими квадратиками нарисовано.

Правила у банка формулируются на входе денег. Т. е. ты приносишь деньги в банк, и тебе тут же говорят: проценты — такие-то; взять досрочно можешь или не можешь; если можешь, то проценты уменьшатся и т. д. Т. е. всё продумано в правилах работы банка так, чтобы ты забирал из банка своих денег меньше, чем приносил. И чтобы вот этот остаток оставался всегда. А у страховой компании — всё с точностью до наоборот: приносишь, сколько хочешь. Без всяких условий и ограничений. А на выходе — очень жестко прописывается, что такое „страховой случай“. И далеко не всякий пожар является страховым случаем. Иногда выплатят страховку, а иногда — не выплатят.

Не всякое событие является страховым. И придумывается очень много мелких „закавычек“, чтобы не признавать события страховыми, и не платить. Ты сунешься, а тебе говорят: „Извините, а у вас запашок был изо рта“. Значит, дом сгорел, никто не виноват, но страховка не положена.

Прописывают очень хитро. Прописывают так, чтобы не все деньги, которые ты туда приносишь, выплачивались бы по страховым случаям. Причем, не просто, меньше на какие-то проценты, а в разы. И вот этот устойчивый остаток постоянно остается. Это как раз и есть тот стимул, ради которого работает и банк, и страховая компания.

Правда, наши дурные банкиры думают, что можно жить на разнице в процентах. И не понимают, что вот этот устойчивый остаток, если им правильно распорядиться, он даст гораздо больше. Все банки в мире получают гигантские прибыли при минимальной разнице в процентах: по кредитам у них, предположим, 2%, а по депозитам — 1,5%. На полпроцента не проживешь. Этого даже на оргтехнику не хватит. А живут они очень хорошо.

Они вот на этом зарабатывают. Если понимаешь, как должен работать банк по принципу, нет никакой трудности заработать большие деньги. На инвестиционной деятельности. Банки работают, прежде всего, на рынке финансовых инструментов, а вовсе не на кредитном. А у нас даже называют банки: „кредитными организациями“. Полная чушь!

Вот биржевая технология.

„Биржа“ — это такое место, где есть так называемое „биржевое табло“. Это — главный инструмент биржи. Для чего „биржевое табло“? Оно нужно, чтобы объективировать либо цену на биржевой товар, либо котировку, если речь идет о валютной бирже. Соответственно, что это такое?

На биржу далеко не всех пускают. Там процентов 5, иногда — 10 всех участников сделок, а 90—95% всех сделок — это внебиржевой рынок. И смотрите, что при этом происходит. Прошло десять сделок, появилась очередная котировка (или очередная цена), и любой, кто работает на внебиржевом рынке рефлексивно, „одним глазом“ туда „сечёт“: на сколько доллар поднялся или опустился? На сколько нефть поднялась или опустилась? А вот это лицо управленческое (на рисунке фигурка человечка с пометкой „Упр.“) не позволяет котировке туда-сюда произвольно болтаться. Котировка устанавливается такая, какая нужна, а вовсе не такая, какая она случится.

Есть специальные инструменты влияния (регулирования) котировок — так называемые „интервенции“ — вбрасывания на биржу то рублей, то долларов (если речь о валютной бирже), в зависимости от того, надо рубль приподнять, или, наоборот, доллар. Кроме того, биржа — государственная структура (это везде в мире). И если тебя (например, Центральный банк) кто-то не слушается, то ты пересмотришь договор с этими участниками и их туда просто пускать не будешь (там работают только „уполномоченные“ Центральным банком участники).

Биржа — это не проходной двор. И всякая биржевая котировка, всякая биржевая цена — это управляемая вещь. Есть масса механизмов влияния на это дело. Взять, к примеру, вот этих „жучков“, которые недалеко отсюда, около магазина „Алмаз“, торгуют валютой… Знаете, да? Чернявенькие такие. Круглый год стоят там. Они думают, что ими никто не управляет. Но они продать доллар за 100 рублей не смогут, и купить доллар за 20 рублей тоже не смогут. Потому что они одним глазом всё время следят за биржевой котировкой.

Теперь несколько слов про рабочие финансовые схемы. Любая рабочая финансовая схема сшивает в один работающий механизм, с одной стороны, институциональные структуры (банки, страховые компании или биржу). Но не все сразу. Так не бывает. В зависимости от того, какую ситуацию с разрывом движения денег собираются пройти, подбирают те структуры, которые помогут это сделать. В какой-то ситуации всё может делаться через конкретный банк, в какой-то — через страховую компанию. Или через биржу, когда, например, специально опускают котировку, а потом резко ее поднимают. И тот, кто знает, когда это случится, может здорово заработать на этом.

Кроме институциональных механизмов, в схеме задействуются те или иные финансовые инструменты — берут стандартные (если подходят) или конструируются специальные, под данную конкретную ситуацию. Кроме того, в схему всегда втягиваются люди, определенным образом действующие сами, или их определенными приемами вынуждают действовать так, как нужно, чтобы схема сработала. Обстоятельства внешние используются, если они могут чем-то помочь в замыкании схемы и ее реализации. И всё это — строится вокруг конкретного разрыва в движении денег (а их бывает четыре разных типов).

Вот, смотрите.

см. пример финансовой схемы Натана Ротшильда

Схему можно нарисовать. Но это будет уже не схема. Это будут следы схемы. „Финансовая схема“ — это мышление и действие, определенным образом соорганизованные. Ты промысливаешь, и делаешь определенные ходы. Если промыслил правильно, то у тебя практически получается тот результат, на который ты мысленно рассчитывал. Если видят где-то „дырку“, и понимают, что через банк, какие-то инструменты и обстоятельства, это всё можно замкнуть, и на этом вытащить какие-то деньги, то это делают сплошь и рядом. Этим и занимаются финансисты» [1].

Список использованных источников:

  1. Берёзкин Ю. М. МЕТОДОЛОГИЯ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ : курс лекций / Ю. М. Берёзкин. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2015. — 232 с.
Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить
 9   9 мес   финансы
Дальше