Как управлять своим здоровьем?

Кучкаров Захирджан Анварович, к. т. н., д. э. н., профессор, зав.кафедрой Концептуального анализа и проектирования МФТИ.

Я не считаю обоснованным кому-либо рекомендовать что-либо из того, что я делаю. Это не так. Это мои личные наблюдения, пробы, ошибки, отбор, которые накопленные. Во-вторых, я не считаю это таким уж большим достижением, есть люди и постарше меня не болевшие, так что окончательный счёт не зафиксирован. Есть люди и поздоровее.
Такие вопросы ко мне возникали и раньше, я легкомысленно шёл на выдачу советов. Они воспринимались иронично или саркастично, поэтому я перестал давать советы по этой части. Какие-то советы оценивались как старомодные, необоснованные и так далее.

Фактура. Я утверждаю, что я здоров. Это подтверждено тремя и больше комплексными обследованиями, которые я проходил с интервалом в год по всем диагностическим процедурам в лучших рекомендованных платных клиниках Москвы. А поскольку у них цель — найти что-нибудь, чтоб потом доить — то мотивация максимальная. Ответ был такой: «Ну и ну! Как космонавт!».

Между тем, я унаследовал несколько генетических предрасположенностей к разного рода болезням. Почти все мои предки прожили 80—82 и более лет, мама — 92 года, причём в 90 лет она ещё выпивала в праздники рюмочку коньяка и строила стратегические планы на будущее.
Мне предстоял целый букет потенциальных заболеваний.
Диабет — был и по материнской, и по отцовской линии. Таблетки бабушка и отец принимали до конца жизни. Зубные коронки или протезы висели как неизбежная перспектива.

Зрение — очки носят почти все родственники. Я очки не ношу до сих пор.

Сердце. У отца было три инфаркта, в 50, в 60 лет и третий — обширный инфаркт миокарда. Обкалывали, блокады делали, он выжил, видимо, несколько лет потерял, но прожил до 80 лет.

Единственное исключение — дедушка по маме, который не болел ничем вообще до 69 лет, но потом с ним на улице случился инсульт (видимо, повышенное давление было-таки), он никому дома не сказал об этом, запустил и умер.

Я сам астеником был до десятого класса. Уроки физкультуры я обожал, но нормы ГТО давались мне с трудом. Простужался я по 5—7 раз в год, по неделям болел, с девятого класса непрерывно болела голова от 2 до 4 раз в неделю много лет. Цитрамон был постоянным расходным материалом вплоть до 40 лет.

Как говорил Ландау: «У всех телосложение, а у меня теловычитание». Всё время на грани истощения. Я прилетал домой после сдачи сессии на физтехе, меня клали в стационар, ставили капельницы, откармливали и так далее.

Остеохондроз шейный и пояснично-крестцовый. Добрая врач в поликлинике МФТИ сказала мне, 23-летнему, что у меня позвоночник «как у 45-летнего».

Я сказал себе «нет», болеть не надо, не выгодно, надо это прекращать, а то я к 45 годам инвалидом стану. Начались поиски, расспросы, чтения, изучения — такой процесс, который длится и до сих пор. Что-то прижилось, от чего-то, попробовав, я отказался.

Я почти полностью прекратил употребление сахара — это превенция на диабет у родных. Несколько десятилетий я в чай сахар не клал. Избегаю лёгких углеводов. В Институте проблем управления я разрабатывал модель сахарного диабета, она оказалась практичной и для других обобщённых выводов, о которых я скажу.

Зубы. Как только появилась первая точечка на эмали — бегу к стоматологу. В итоге все зубы целы, хотя многие — с пломбами. Некоторые из них депульпированные. Плата за предрасположенность. Зубы ещё надо и нагружать. Если питаться только манной кашей, то зубы выпадут. Дёсны надо жёстко массировать, чтобы они не кровоточили, и так далее.

Зрение. Тренировка мышц глаз — как специальная, так и в случайные удобные моменты времени. Несколько лет назад я добавил раз в полгода приём «Окувайта» — витамин для глаз. Что такое тренировка: взгляд вправо, вверх, влево, вниз, фокусировка вблизь/вдаль. В автомобиле я не просто еду, всё время перевожу взгляд на левое зеркало, правое, на зеркало заднего вида, вперёд, на циферблат и так далее. Мышцы должны работать на дальний фокус, на ближний. Очки мне выписывали лет 20 назад, постепенно я от них отказался. Сейчас компенсированное состояние, то есть я ощущаю ухудшение к концу шестимесячного срока, принимаю эти витамины и на полдиоптрии восстанавливается. Пока помогает.

Остеохондроз. Кости, связки, суставы и так далее. У человека имеется несколько десятков степеней свободы. Всё, что имеет степень свободы, должно работать: вращаться, крутиться, разгибаться и так далее. Каждый день я делаю от 250 до 500 движений. Все косточки, все суставы должны не меньше, чем по 50 раз согнуться/разогнуться, выпрямиться, прокрутиться. Ещё раз повторяю: всё, что не работает, атрофируется. Если что-то где-то потягивает, не даёт согнуться, человек начинает беречь это место. И, значит, снижает кровоток в этом месте и ухудшает ситуацию. Надо растягивать через боль, через силу и разминать. Кровоснабжение должно быть нормальным.

Этот остеохондроз, который был 25 лет полностью исчез, как видно на обследованиях. Позвоночник должен быть вытянут несколько раз за день. Работа у нас сидячая. Сидишь, меняешь позу, напрягаешь спину. Кто-нибудь в метро напрягает спину? Я напрягаю. Колени, икры напрягаю, потом расслабляю. В метро я вниз иду всегда, вверх часто тоже иду.

Один из приёмов кровоснабжения. Сердце находится наверху, пятки — внизу. Гидродинамически этот насос должен прокачивать кровь не только в руки, голову, но и до самой щиколотки обратно. Давление, сопротивление больше, поэтому возникают всякие тромбозы, тромбофлебиты. Встаёшь на ступеньку эскалатора не ступней, а носком и икру напрягаешь — помогает сердцу двигать кровь в этом отделе.

Про инфаркты. Я решил по-восточному. Есть такое учение — тайчи, оно учит защищаться от ударов не напряжением, а расслаблением. То есть «убери всё в том месте, куда тебе наносится удар». Это психологический приём и мышечный. Человека бьют в живот, а он живот втягивает, органы раздвигает, и кулак поступает в пустоту. Чтобы инфарктов не было, надо убирать себя из того места, куда нанесён удар.

Переживания. Переживать нельзя вообще ни по какому поводу! Самое худшее, что со мной может случиться — это смерть, всё остальное ведь лучше. Поэтому переживать по поводу того, что украли деньги, паспорт и так далее — нельзя, это бессмысленно! Убирайте себя из того места, где предстоит переживание и всё. Вот оно рядом переживает и всё. А внутри нет, внутри ничего нет. Мне абсолютно безразлично! Полный провал? Ну, и ладно. Зачем переживать, если провал уже состоялся? Поздно переживать — это всё в прошлом.

Обмен. Баланс. Организм состоит из нескольких сотен балансов. Это открытая система, имеется равновесие разных веществ. Есть гомеостаз температурный, гомеостаз сахара крови, гомеостаз состава кальция в костях. В костях происходит постоянный обмен кальция, он выводится и его приходится пополнять. Кость на самом деле не просто железяка такая — она существует постольку, поскольку есть баланс кальция. К старости он начинает нарушаться и кость становится хрупкой. Кальция вымывается больше, чем пополняется.

Балансы нельзя выводить из равновесия. Они установятся на другом уровне или организм пойдет вразнос. Вот, я поправился на килограмм — всё, надо возвращаться, потому что организм запомнит этот жирок и будет балансировать на большем весе, а то и начнёт его наращивать. Таких балансов много, их надо контролировать.

Иммунный барьер. Организм справляется почти со всем, что только есть. Организм — мощнейшая вещь, он убивает всё. Но только если этого всего чуть больше, чем иммунный барьер, то человек заболевает. В каждом из нас есть почти всё, от чего можно заболеть, но только в небольших количествах. Студентам-медикам на первом курсе показывают такой эксперимент: чашка Петре, над которой избранная девушка моргает один раз, потом её ставят в тепло и показывают под микроскопом, сколько у неё слетает с ресниц всякой дряни, и зажило в этом растворе, в котором было стерильно.

Если вы снизите концентрацию вирусов ниже иммунного барьера — он справится, станет выше — нет. Вы чувствуете, что начинается грипп, простуда и так далее — надо полоскать горло, промыть нос и снизить это под барьер. Если упустил, то стрептоцида носом понюхал и добил их.

Нельзя охлаждаться. Один знакомый китаец, лекарь, мне говорил регулярно «низя охолаждаться». Охладилась кожа — вы простудитесь, охладились мышцы — вы заработаете хроническую болезнь, охладились кости — всё будет ещё гораздо хуже. Нельзя охлаждаться. Там много разных вещей, я эти семь простуд стал анализировать. Оказалось, некоторые из них случались, потому что я, приняв душ, выбегал на улицу.

По традиции физиопроцедур после процедуры нужно проводить в помещении не менее двух часов. Значит, после душа нужно, как минимум, полчаса остыть, волосы высушить и так далее. Вы провоцируете простуду разными такими вещами. Ноги на морозе замёрзли, вы стоите и дрожите — бейте ступнёй по земле до тех пор, пока она горячей не станет. Ступня, и все пройдет. Продрогли на морозе — пробегитесь полкилометра.

Прибежали домой — не снимайте пальто, пока не вспотеете. Нельзя охлаждаться. Охладился, надо нагреться. Охладить кости — это катастрофа. Моя бабушка всё мое детство грела глиняные кирпичи на печке и прикладывала к бёдрам ног, у неё они страшно болели, потому что в 16 лет она сидела под чинарой, журчал ручей, она шила на швейной машинке, увлёкшись, прошила 8 часов у сырой воды, простудила кости, и все оставшиеся 70 лет мучилась.

Если вы не умеете управлять своим охлаждением, вы станете калеками. Если вы охладились — надо нагреться, водки, в конце концов, выпить, но надо разогреться. Как только вы разогреете нагрузкой мышцы при беге, кровь забегает, простуда уйдет.

Шейный остеохондроз у меня исчез. Шея — самое слабое место. Как минимум, 250 раз в день я ею двигаю. Позвоночник вытягиваю лежа, проснувшись на спине. Вытяните пятки вперед до предела, руки вверх при этом — межпозвонковые расстояния увеличиваются. Нормальный позвоночник, хорошее кровоснабжение мышц позвоночника — у вас все нервы будут работать нормально. От позвоночника идут нервы во все органы. Если нерв ущемляется, то орган начинает заболевать.

Один из массажистов бил меня по позвоночнику до синяков. Эффект синяка в том, что организм начинает синяк рассасывать, то есть туда притекает кровь. Рассасывание синяка приводит к улучшению мышц корсета позвоночника. Иглоукалывание — тоже полезная вещь.

С каналами, меридианами — это отдельная песня. Энергия Ци течёт по каналам, и они не должны зажиматься, чтобы энергия протекала. Лю Шаобин говорил: «Ты, что, ноги скрестил, ногу на ногу положил? Так нельзя, ты же зажал канал! Надо сидеть с прямой спиной, ноги — перпендикулярно. Как только ты примешь правильную позу, начнётся рефлекторное дыхание. Это значит, организм вошёл в комфортное состояние». Так что надо изучать, как правильно стоять, сидеть, поднимать тяжести.

Головная боль — у меня стало редчайшее явление, практически её нет. Мозг должен работать. Он может работать во много крат более интенсивно, чем мышцы. Между мной и чемпионом по акробатике — бездна, но между моим мозгом и мозгом обычного человека бездна побольше. Работа мозга — это кровоснабжение, капилляры все работают, сигналы от мозга идут, половина болезней купируются.

Мозг не устаёт. Я утверждаю, что здесь сильное предубеждение. Вы устаёте либо от того, что неправильно сидели, либо дыхание стиснуто было, и так далее. Сам по себе мозг не может уставать. Мозг — серое вещество, в котором происходят нейронные процессы, чем больше вы его нагружаете, как спортсмены — мышцы, тем с большей производительностью он потом восстанавливается. Работать он может почти круглосуточно. Это его нормальное состояние. Сердце же не отдыхает, оно бьётся от рождения до смерти, и мозг может работать точно так же.

Питание. Горячее нужно есть обязательно, хотя бы один раз в день жидкий суп. Вообще, я ем три, четыре, иногда пять раз в день. В питании должны быть те микроэлементы, которые были во время вашего младенчества и детства. То есть нужно поддерживать такой микроэлементный состав, каким он формировался, когда вы родились.

Известно, что люди переезжают из местности в местность, пьют другую воду и так далее — начинается болезнь. А когда возвращаются, всё нормализуется. Иногда организм сам подсказывает, чего не хватает. Например, чего-то остро захотелось: яблока или чёрного хлеба — это надо есть. Организм каким-то образом понимает, чего ему не хватает. Магния — значит, человек хочет киви и ест. Организму надо давать те микроэлементы, которые он хочет.

Цигун. Это позы, дыхание и медитация. Я был в специальной школе в Тшень Джушане, но освоил только позы. Времени не хватило.
У меня есть свои формы и приёмы расслабления. Расслабляться можно в любой момент, от небольшого расслабления до полного засыпания. Нужно отработать навыки, приёмы, они тоже совершенствуются почти бесконечно. Я могу заснуть в любом месте, в любой позе, на любое количество времени. На 5 минут могу, как Штирлиц. Сколько надо сна, я до сих пор толком не знаю, говорят, не меньше 7-ми часов. Это предстоит выяснить. В общем, недосып накапливается, но организм может восстановиться, отоспавшись.

Аллергены. Говорят, уже нет людей, у которых нет на что-нибудь аллергии: запахи, смолы, пластмассы, синтетика в одежде — вы можете даже не знать, что смена маек и трусов приведёт к тому, что какой-то симптом исчезнет.

Все работающие вещи, повторюсь, надо нагружать: от зубов, до капилляров мозга — всё, что не нагружено, отмирает. Бояться нагружать не надо, можно нагружать и сверхнагрузкой, но соблюдая меру. С холодными мышцами кидаться на турник и крутиться и подтягиваться не надо. Потянете руку, потом будете долго получать сеанс массажа и так далее. А нагрузка означает, что постепенно вы вводите подсистему данную в рабочий режим и просто её нагружаете.

Многие болезни могут быть проанализированы и профилактированы. Можно не болеть, я вам это заявляю. Можно вообще не болеть, но надо этим управлять, надо этим заниматься. У меня вес тела не меняется десятилетиями, гомеостаз — организм запомнил вес и держит. А если вы его нарушили, он будет перестраиваться под более обильное питание и так далее.

Я ещё не упомянул, что кроме того, что я был тщедушный, я был ещё и невротичный, а точнее плаксой: меня обижало любое словечко в семье. Я расстраивался, был порой пессимистичен. Всё можно преодолеть и исправить.

Я после второго курса МФТИ поехал в стройотряд, ССО, в Казахстан. Мы там строили домики из ж/д шпал. Их надо было брать клещами с двух сторон — они очень тяжёлые — и опускать в ванну с чёрной жидкостью, которая называется креозот. Пропитывать, переворачивать, пропитывать и вынимать клещами. Креозот вызывает ожог кожи, зуд один — два дня, поэтому нам выдали резиновые костюмы. Температура была 40 градусов, поэтому костюмы мы не надевали. Пару раз уронили шпалу в ванну, обрызгало, обжигало. Мне там пришлось загружать рассыпной цемент в грузовик, который загнали под навес. Под ним было 50 градусов температура. Берёшь лопаткой цемент и бросаешь — пыль кругом немыслимая, ничего не видно.

А после третьего курса я поехал в ССО на Дальний восток, в порту Посьет мы ремонтировали подкрановые пути. Мой напарник положил в носилки два мешка цемента и сказал: «Побежали». Там было 100 кг. Я с трудом оторвал с земли носилки, но пришлось бежать. Через неделю я бегал с лёгкостью. Я понял, что многое можно преодолеть, что можно быть грубым, сильным, необидчивым и так далее.

Нельзя переживать — это невыгодно. Надо вынуть из себя переживание и сказать: «Я не переживаю. Переживание находится рядом». Один мой знакомый попробовал на ребёнке, который падал и плакал от боли. Отец ему говорит: «Смотри, я твою боль снимаю и выбрасываю». Ребёнок перестаёт плакать.

Боль сама по себе тоже является психологическим явлением на 60 или на 90 процентов. Это переживание. Боль — это то, что вы думаете, что сейчас будет больно. А на самом деле, может, и не больно. Это и есть психология, что если вы думаете, что, порезав палец, вы должны орать от боли, то вы должны орать от боли. А если вы, присыпав его золой, бежите дальше, то он болеть даже не будет, затянется через час.

Источник


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *