Мнение о системе образования в России: от теории к практике

автор: Александр Астахов

То, что мы наблюдаем в институтах, затем в аспирантурах, затем в учебных центрах, на конференциях, на курсах переподготовки и т.п., является продолжением школьного образования. Все это образует сложившуюся за многие годы единую систему образования, базирующуюся на общих принципах и основаниях. Вырвав образование в области информационной безопасности из контекста, мы рискуем ничего не понять. Да и не так важен этот кусочек человеческих знаний по сравнению со всем древом познания. Поэтому начнем с истоков, т.е. с принудительного школьного образования, с которого начинается хождение человека по мукам.

Взгляды мои на существующую систему образования, как я уже сказал, весьма радикальны. Более того, эти взгляды противоречат сложившимся устоям, общественному мнению, а также взглядам людей, меня окружающих. И, в то же самое время, эти взгляды находят постоянное подтверждение во всех толковых деловых и профессиональных книгах, которые мне когда-либо доводилось прочитать (они обычно выражаются словами: забудьте все чему вас учили в школе, в институте, на курсах MBA, на курсах повышения квалификации и т.п., чем быстрее вы это забудете, тем быстрее начнете учиться по-настоящему), в моих личных наблюдениях за тем, как и чему сейчас учат моего собственного ребенка в школе, как сейчас учат в институтах на кафедрах информационной безопасности, по каким программам, и с какой подготовкой приходят бывшие студенты и выпускники вузов к нам на собеседование, как и чему сейчас учат в системах вневузовского профессионального образования, в учебных центрах в Москве и за рубежом, на корпоративах, и, наконец, как и чему мы сами учим наших клиентов на своих семинарах и мастер-классах. Вот и сейчас по-необходимости читаю два бестселлера (один по управлению личными финансами, другой — по маркетингу), так обе книги опять начинаются с утверждения, что теоретические знания конечно очень важны, однако за этим утверждением сразу следует рекомендация, прежде всего, поскорее забыть все, чему нас учили в школе, институте, аспирантуре и на курсах (а также в «умных» наукообразных книгах), иначе, по-мнению авторов, успех в этих областях недостижим.

Сразу оговорюсь, что если вы в свое время с удовольствием ходили в школу, с интересом слушали учителей, без принуждения готовили домашние задания, а затем не забивали на лекции в институте, посещали факультативы, участвовали в научной работе, находили большинство предметов весьма полезными и т.д., то вам не стоит читать далее (если вы конечно в последующем, шагнув из общественного интеллектуального инкубатора в реальную жизнь, не разочаровались и не пересмотрели свои взгляды на то, что с вами делали в течении пятнадцати лучших лет вашей жизни пока вы учились в школе и в институте). Мои субъективные взгляды на образование способны вызвать у вас разве что чувство негодования и недоумение. Потому что вы — особая группа людей, к которым мои воззрения не относятся. Для вас, с определенными оговорками, подходит и существующая система образования. Но вас не много, наверное, всего каких-нибудь 5% от всего народонаселения.

Такие люди как вы несомненно существуют и я знаком с некоторыми из вас. Это образованные люди, интеллектуалы, теоретики и вечные студенты, получающие по три-четыре высших образования. Вашу тягу к знаниям невозможно насытить. Объем вашей памяти очень велик и чем шире ваши знания, тем для вас лучше. Вы гордитесь своей эрудицией, образованностью, способностью поддержать разговор на любую тему; любите строить сложные абстрактные модели, для описания которых используете непонятные большинству окружающих научные термины (и тоже очень этим гордитесь). Вы можете преуспевать в литературной деятельности, в математике и теоретической физике, в шахматах, в педагогике и в других видах деятельности, где много теории и которые не связаны с реальными практическими вещами.

Вас сложно встретить в прикладных областях человеческой деятельности, где практика важнее теории. Политика, искусство, спорт (кроме интеллектуального), предпринимательство, инвестирование, производство, менеджмент, безопасность, сельское хозяйство, производство и многие другие практические виды деятельности — не для вас. А если вы случайно и оказываетесь в таких практических областях (жизнь заставляет быть ближе к реальной жизни), то не достигаете в них заметных успехов, т.е. не становитесь богатым, счастливым или, хотя бы, известным.

Мои воззрения на образование носят прикладной характер и применимы лишь к практическим областям человеческой деятельности. Другими словами, я не смотрю на образование как на развлечение или как на увлечение, когда человек образовывается ради самой идеи (образование ради самого образования), потому что ему просто интересно знать как можно больше обо всем (синдром повышенной любознательности), либо занимается коллекционированием знаний, либо собирает знания про запас (может в жизни потом пригодится). Также я не смотрю на образование как просто на деятельность по тренировке своих мозгов, памяти и выработке общей способности к обучению. Для этого есть конкретные упражнения, которые лучше применять в контексте реальной практической общественно полезной деятельности и система образования здесь не причем, если только она не предоставляет такой деятельности. В противном случае, мыслительных способностей и памяти такая система образования практически не развивает, а способность к обучению только снижается.

Так вот, если речь идет о большинстве практических областей человеческой деятельности, то существующая система образования, ни то чтобы имеет очень серьезные недостатки (с этим никто никогда не спорит), а не приложима вообще и даже чрезвычайно вредна. Чтобы в этом убедиться, достаточно оценить результаты такого образования. Это всем нам под силу. Основные навыки, которые такое образование прививает человеку:

  • вместо упорства и работоспособности — навык списывания и спихивания сложных и неинтересных дисциплин;
  • вместо способности к действию и к обучению — боязнь совершить ошибку и получить плохую отметку;
  • вместо развития мыслительных и аналитических способностей — зубрежка с немедленным забыванием зазубренного;
  • вместо пытливости ума, подвергающего все сомнению — привычка принимать на веру любые сомнительные утверждения, исходящие от авторитетов;
  • вместо развития фантазии и образного мышления — штампы и стереотипы;
  • вместо развития индивидуальных способностей, заложенных в каждом человеке — ранжирование по успеваемости по общей для всех программе (отличники, хорошисты, …, двоечники, бездыри, дебилы);
  • вместо осознания степени своего незнания — иллюзия всезнания (ну, по крайней мере, знания общих тем, т.е. образованности);
  • и т.д.

Если от некоторых из перечисленных «навыков» вам удалось избавиться самостоятельно, то это скорее не благодаря, а вопреки тому, чему вас учили в школе, институте и т.д. Как говорил кто-то из великих (в вольном пересказе): «Я потратил 10 лет на учебу в школе и еще 20 лет мне потребовалось, чтобы окончательно избавиться от всего, чему меня там учили».

Что меня всегда забавляло, только ленивый не пнет нашу систему образования, практически каждый признает несовершенство программ обучения, оторванность от реальной жизни, бесполезность всевозможных тестов и т.п. Недовольны все: и ученики и педагоги и родители и работодатели и контролирующие органы. Школьная парточно-досочная система обучения, построенная на протирании штанов в аудиториях, для большинства прикладных областей нашей жизни совершенно бесполезна и даже вредна. Однако никому и в голову не приходит усомниться в нерушимости самих устоев современного образования. Ну что же теперь не ходить в школу, не учиться в институте, не посещать курсов? Ведь школа уже более 300 лет существует, а значит она была, есть, будет и должна быть? Ты что, предлагаешь нам всем вернуться в пещеры? и т.д. Выдав в очередной на гора подобные штампы, человек обычно на этом успокаивается. Он поставил на место наивного идеалиста и разговаривать здесь больше не о чем. Другими словами как завещал нам дедушка Черчилль (в вольном пересказе): «Наша демократическая система весьма несовершенна, но все остальное вообще не работает».

Пусть мы не видим в школе и школьных методах обучения ничего практически полезного для себя, но она для чего-то нам нужна. Признают это практически все, независимо от своих школьных успехов. Забавно, что признают неизбежность современного образования даже те, про кого сказать что он учился в школе (институте) можно весьма условно. Даже тот, кто и учебников то практически не открывал, с трудом переводился из класса в класс, а после школы сразу устроился работать дворником, согласится с тем, что школа нужна, хотя и не совершенна. Такое впечатление, что люди впитывают это убеждение с молоком матери.

Вообще, образование для меня — одна из самых смешных тем. Мы много смеялись в школе в силу своей жизнерадостности, но так как мы потом смеялись в институте, нам уже нигде не приходилось смеяться. Начинаешь вспоминать с сокурсниками занятия в аудитории, сборы, экзамены — один сплошной анекдот получается. Народ, в теории, любит образование, а на практике обычно противится ему всеми силами. Исчерпывающий анализ данной темы можно найти у Льва Николаевича Толстого в его статье «О народном образовании». Приведем лишь некоторые выдержки из этой великолепной работы великого философа:

«Народное образование всегда и везде представляло и представляет одно, непонятное для меня явление. Народ хочет образования, и каждая отдельная личность бессознательно стремиться к образованию. Более образованный класс людей — общества, правительства — стремиться передать свои знания и образовать менее образованный класс народа. Казалось, такое совпадение потребностей должно было бы удовлетворить как образовывающий, так и образовывающийся класс. Но выходит наоборот. Народ постоянно противодействует тем усилиям, которое употребляет для его образования общество или правительство, как представители более образованного сословия, и усилия эти большею частью остаются безуспешными.»

«В Германии 9/10 школьного народного населения выносят из школы механическое умение читать и писать, и столь сильное отвращение к испытанным ими путям науки, что они в последствии уже не берут книги в руки.»

В заключении своей великолепной статьи Лев Николаевич, являющихся противником принудительного школьного образования, пишет: «Мы знаем, что доводы наши убедят не многих. Мы знаем, что основные убеждения наши в том, что единственный метод образования есть опыт, а единственный критериум его есть свобода, для одних прозвучит избитой пошлостью, для других — неясной отвлеченностью, для третьих мечтою и невозможностью.»

Вообще, читая публицистические произведения Льва Николаевича, трудно поверить, что написаны они были приблизительно 150 лет назад. Система образования и взгляды на нее с тех пор принципиально не изменились. Как медленно изменяются стереотипы человеческого сознания!

Я также уверен в бесполезности принудительного знания. Однако такая система образования была создана в Германии почти за 200 лет до Льва Николаевича, существует уже 100 лет после него и, видимо, будет существовать еще достаточно долго, пока не измениться общественное сознание. Нельзя сказать, что наша система образования не совершенствуется, в ней регулярно происходят как косметические изменения, так и более серьезные реформы. Но принципиально ничего не меняется:

  • люди по-прежнему начинают свое обучение в основном под принуждением, затем ради диплома, затем ради корочки;
  • программы обучения не соответствуют основным потребностям людей в практической деятельности;
  • и обучаемые и обучающие чувствуют себя оторванными от реальной жизни и это так и есть;
  • вместо практики и обучения на собственном опыте, изучается в основном теория, а если и проводятся какие-то практические занятия — то это выдуманные лабораторные работы, а не реальная общественно полезная и осмысленная деятельность (отсюда и соответствующее отношение к таким работам как к чему-то несерьезному);
  • тупая убежденность в том, что утвержденные Минобразования программы и есть тот перечень базовых знаний, необходимых каждому человеку.

Все это свидетельствует не о том, что в нашей системе образования есть отдельные недостатки, хотя они конечно есть, а о том, что наша система образования фундаментально построена не на тех принципах, поэтому так и работает, а скорее не работает. Я не призываю бросать школу или институт. Но задуматься над тем где и для чего ты учишься, на что ты расходуешь свое драгоценное время, стоит. Неправильное стереотипное отношение к образованию чревато непоправимыми потерями времени и сил. Ложное целеполагание может привести к тому, что вы пойдете в жизни не тем путем, который заведет вас в тупик, и выбраться будет очень сложно. Надо работать с тем, что есть у нас в голове. Если измениться наше сознание, тогда система измениться сама собой. Пока же система остается прежней, более трезвый, очищенный от предрассудков взгляд на нее позволит не заблудиться и не наступать лишний раз на грабли.

Позицию свою в отношении образования вообще мы обозначили. Перейдем теперь к теме, непосредственно касающейся нас как специалистов. Преподаватель-практик не будет с утра до вечера стоять у доски, ему работать надо. В безопасности несколько месяцев не поработал в реальной боевой обстановке — уже отстал, уже плохой практик.

Ко мне на собеседование однажды пришел преподаватель одного из московских вузов (преподавал он конечно информационную безопасность). Деятельность эта ему надоела, платят как всегда мало и т.п. и захотелось живой работы, профессионального роста и достойной зарплаты. Претендовал он на позицию ведущего специалиста и менеджера проектов. Что такое рынок информационной безопасности и что на нем в настоящее время представлено он понятия не имел. Какие-либо средства защиты информации и их сравнительные характеристики назвать не мог. На вопрос каким образом он организует процесс аттестации объекта информатизации по требованиям безопасности он ответил общими рассуждениями, не имеющими связи с реальностью. Что уж говорить о более конкретных вопросах. Я, правда, как-то забыл его спросить о модели Белла-Лападула и графовой модели системы безопасности с неполным перекрытием. Наверное это его разочаровало, ведь тогда бы у него были шансы устроиться на работу. Мне понравилось его объяснение: «Практического опыта у меня конечно нет, зато я хорошо владею базовыми теоретическими знаниями и методологией (все таки кандидат наук), и смогу разобраться в любом вопросе». Ну что мне было ему ответить: «Сначала разберись, а затем и приходи». Прошло уже несколько лет. До сих пор наверное разбирается. (Только просьба всех, кто когда-либо преподавал или преподает безопасность, не принимать это на свой счет. Преподаватели бывают разные, также как и ученики. Я сам грешил и до сих пор иногда грешу преподаванием, т.е. стараюсь разъяснять слушателям материал, пока сам его не пойму:) )

Вопрос о том, как ВУЗы готовят (а вернее не готовят) специалистов по информационной безопасности, очень удачно раскрыл Алексей Кивиристи в статье, название которой говорит само за себя: «Почему ВУЗ не способен подготовить специалиста по информационной безопасности?». Поэтому я здесь не буду повторять основные тезисы, которые итак известны каждому, кто через это прошел. Немного разочаровал меня только последний раздел, в котором он говорит о том, как выйти из сложившейся ситуации (а ситуация достаточно печальная) и предлагает набор мер по совершенствованию существующей системы вузовского образования в сфере ИБ:

  • омоложение преподавательского состава;
  • улучшение условий труда преподавателей;
  • использование в лабораториях и на стендах современного оборудования и программного обеспечения;
  • привлечение ведущих и практикующих специалистов отрасли к процессу преподавания и т.д.

Все это логично, да только сложившегося положения изменить не может.

Мои впечатления о том, как обучают безопасности нынешних студентов, довершает следующий эпизод. Я тут набрался наглости и написал книгу о том, как мы управляем рисками информационной безопасности. Книга конечно не идеальная, но она достаточно концептуальная, не лишена свежих мыслей, а кроме того, реально нужна была нам для работы. Мне также пришла в голову мысль о том, что эта книга, несмотря на все свое несовершенство, наверное могла бы быть полезна также и студентам профильных вузов. Всегда приятно осознавать, что ты сделал что-то полезное для молодого поколения. Конечно никто не мешает приобрести книгу, например, у нас в магазине или в любом книжном магазине. Однако для этого надо еще где-то узнать об ее существовании, а также весьма желательно чтобы твой преподаватель эту книгу рекомендовал для учебного процесса. Короче, задался я целью получить гриф УМО (учебно-методического объединения). В этом случае вузовские библиотеки могли бы закупать эту книгу в нужном количестве, а преподаватели стали бы использовать ее в учебном процессе. Одним из обязательных условий для получения грифа УМО является наличие тем, раскрываемых в книге в официально утвержденных программах обучения по информационной безопасности. К сожалению (и к моему большому удивлению) в этих программах вообще не удалось найти упоминания понятия РИСК. Более того, от доктора наук, защищавшегося и обучающего студентов по информационной безопасности на протяжении последних 15 лет в одном из профильных московских вузов, я даже услышал такое откровение: «Вообще, мы считаем анализ рисков лженаукой».

Браво! Анализ рисков информационной безопасности объявлен университетскими профессорами лженаукой, наподобие того, как в свое время лженаукой была объявлена кибернетика или генетика. Почетно, однако, находиться пусть даже где-то сбоку в этом списке. Кому нужна такая безрисковая безопасность и безопасники ничего не знающие о риске? Разве что в государственных организациях в отделах нормконтроля они могут пригодиться. Там регуляторы уже написали все требования по безопасности, которые надо выполнить, а дальше — да хоть трава не расти: информационные активы — государственные, имущество — казенное.

Тема образования неисчерпаема. На образование существуют какие угодно точки зрения. Образование бывает очень разным и мы очень по разному к нему относимся. Все мы чему-то и для чего-то учимся, и все мы чего-то выносим из школы и из института и хорошего и плохого. Чтобы в этом во всем не запутаться, сразу определимся, что мы сейчас не рассматриваем образование вообще, не дискутируем о том, что лучше: быть специалистом или знать обо всем понемногу и т.д. Нас интересует сейчас лишь вопрос о том, как стать хорошим специалистом по информационной безопасности, т.е. таким специалистом, который способен эффективно решать конкретные прикладные задачи по защите интересов юридических и физических лиц в информационной сфере, либо по защите информации (в более узком понимании). Помимо подготовки хороших специалистов у любого образования есть и вторая еще более важная задача, которая заключается в том, чтобы помочь нам стать богатыми и счастливыми. Ведь, вряд ли кто-то захочет быть бедным и несчастным специалистом по информационной безопасности.

Очевидно, что существующая система образования, начиная со школы и заканчивая аспирантурой, не очень то помогает нам становиться богатыми и счастливыми специалистами по информационной безопасности. И виноваты в этом ни отдельные преподаватели, ни институты и ни министр образования. Неповоротливая государственная система образования просто не успевает за развитием высоких технологий. Она проигрывает коммерческому внешкольному и вневузовскому образованию во всем: и в квалификации преподавателей, и в используемых методах обучения, и в уровне заинтересованности обучаемых, и в используемых программах обучения. В этой системе на разработку, согласование и ввод в действие программ обучения уходят годы. За это время программа безнадежно устаревает. Для высоких технологий и информационной безопасности это критично.

Какого специалиста вы бы предпочли взять на работу: 5-6 лет отучившегося в профильном ВУЗе, а затем еще 3 года в аспирантуре по направлению ИБ, либо человека, имеющего хотя бы 2-летний опыт работы в области ИБ, принимавшего участие в реальных проектах и имеющего скромные сертификаты вендоров? Ответ на данный вопрос сомнений не вызывает. Реальное обучение начинается только после окончания ВУЗа и поступления на работу — факт, хорошо всем известный.

Опираясь на свой скромный опыт, перечислим методы обучения в области ИБ в порядке убывания их эффективности:

1. участие в реальных проектах под руководством опытного наставника;

2. самостоятельное участие в проектах (без наставника);

3. чтение книг, самостоятельное изучение стандартов, руководств (в основном на английском языке), а также нормативных документов;

4. интернет: публикации, форумы, блоги, презентации, конференции и т.д. (сюда же относим удаленное обучение и прочие современные интерактивные формы обучения);

5. узкоспециализированные семинары и мастер-классы, проводимые известными экспертами в области ИБ;

6. учебные курсы, семинары и программы сертификации конкретных вендоров (Microsoft, Cisco, Check Point и т.д.);

7. самостоятельная подготовка и сдача экзаменов (SANS GIAC, CISSP, CEH, CWNA и др.);

8. участие в конференциях, выставках, круглых столах, форумах и прочих тусовках специалистов;

9. курсы переподготовки и повышения квалификации в области ИБ, сертифицированные курсы ФСТЭК;

10. обучение в профильном ВУЗе;

Теперь небольшие пояснения.

П. 1-2:
Живая работа под руководством опытного наставника по эффективности значительно превосходит все прочие методы обучения. Если у вас есть и работа и наставник, тогда вам крупно повезло. К сожалению, для многих этот метод обучения недоступен. Наставника найти непросто, да и не горят они обычно желанием вас обучать. Для того же, чтобы быть допущенным к реальным проектам, вам надо сначала кое-чему научиться и делать это, скорее всего, придется самостоятельно.

П. 3-4:
Самообучение путем изучения книг, стандартов и прочих публикаций и материалов по ИБ, а также практика программирования, сканирования сетей, изучение СЗИ и операционных систем и т.д. является основной формой обучения специалиста по ИБ, которая должна применяться на каждодневной основе. Основным источником информации для самообучения конечно является Интернет.

П. 5-7
Эти формы обучения могут служить неплохим дополнением к основным п. 1-4. Их эффективность существенно ниже и, кроме того, они отличаются высокой стоимостью и нерегулярностью. Однако, при наличии соответствующих возможностей, их тоже имеет смысл использовать.

П. 8-10
Эти формы обучения имеют самую низкую эффективность. Это означает, что при наибольших затратах времени, они в наименьшей степени способствуют повышению вашей квалификации в области ИБ. Используются в основном для получения различных дипломов, корочек и свидетельств, а также для отдыха и общения с себе подобными.

Обучение по п. 8-10 осуществляется главным образом в форме лекций и презентаций. Его эффективность зависит от мастерства лектора, а также от квалификации обучаемого. Чем выше квалификация обучаемого, а также чем меньше разница между квалификацией лектора и квалификацией обучаемого, тем ниже эффективность такого аудиторного обучения. Поэтому оно больше подходит для начинающих, хотя и в этом случае его эффективность относительно невысока.

Сейчас уже мне не хватает терпения выдержать какую-либо лекцию или презентацию более 10 минут. По этой причине я стараюсь избегать посещения выставок и конференций, если только работа к этому не вынуждает, не говоря уже об учебных курсах. Часто встречающиеся неподготовленность и словоблудие докладчиков, а также рекламные выступления обычно вызывают тягостное чувство.

Тем не менее живой обмен опытом со специалистами, представителями вендоров и партнеров необходим. Наиболее эффективной формой здесь пожалуй является небольшая сессия вопросов и ответов. Например, вместо того, чтобы слушать презентации вендора, длящиеся по несколько часов, я предпочитаю уточнить интересующие меня вопросы при личной встрече, не тратя по-напрасну ни свое ни их время. Ту же тенденцию я замечаю и у своих слушателей, особенно если это представители высшего руководства. Десять минут для них также является пределом терпения, после чего от презентации они переходят к сессии вопросов и ответов.

Все это, однако, не означает, что вам не может повезти в институте с преподавателем, которого вы потом с благодарностью будете вспоминать. Также можно с большой практической пользой для себя и для дела поучаствовать в различных НИРС, стажировках, курсовых и дипломных работах, совмещать учебу с работой, с программированием, с хакерством (в хорошем смысле) и т.п. ВУЗы предоставляют для этого достаточно возможностей и свободного времени. Только надо думать самостоятельно и ставить перед собою цели. Мудрости школьных преподавателй недостаточно. Мы уже давно живем не в СССР. Сегодня, для того чтобы преуспеть в жизни, недостаточно полагаться на школьные и институтские программы и просто прележно учиться как завещал нам Великий. Сегодня надо постоянно анализировать и фильтровать ту информацию, которой нас пичкают со всех сторон, постоянно задавать себе вопрос о том, что следует изучать, для чего и как это способствует достижению наших целех, а также как делать это наиболее эффективно.

Выводы

А выводы делайте сами, исходя из ваших индивидуальных потребностей в области образования и тех жизненных целей, которые вы перед собой ставите. Кому-то мои рассуждения пригодятся, а кому-то покажутся избитой пошлостью. Так и должно быть. Все мы, даже работая в одной предметной области, по разному живем, по разному обучаемся и ставим перед собой в жизни разные цели.

Источник

Один комментарий к “Мнение о системе образования в России: от теории к практике”

  1. Александр! Внимательно прочитал ваши статьи. Я мыслю точно также. Я сам в прошлом педагог общественных дисциплин и полностью с вами согласен. Как исправить такое положение с образованием. Наверно всё же подготовка наших педагогов отстаёт от времени и не успевает за развитием. Почему мои уроки нравились учащимся? Да прежде потому что мы с ними были на равных, но в отличие от них моя роль выступить организатором и ведущим игроком на занятии. Цель — вызвать цепную реакцию у аудитории независимо от количества (чем больше, тем лучше) творческого интереса к проблеме данного урока. Только активный мыслительный процесс выходящий за рамки данного урока позволял мне с огромным интересом как для меня так и для учащихся провести данный урок. У меня объективно не было троечников. Одни хорошисты и отличники. На экзаменах только отличные оценки без какой либо зубрёжки. Покажите мне сейчас таких преподавателей за исключением Шаталова и Амонашвили. Их нет. Есть учителя года. Что это? Весь парадокс в том что все хотят учится много и упорно с одной стороны и учится по новому и интересно, а с другой стороны система преподавания далеко отстала в развитии и не в состоянии дать продуктивные знания и прежде всего из-за низкого профессионализма.Хотя каждый преподаватель считает себя профессионалом. А так ли это. Если ты учитель то должен учится, учится и ещё раз учится и конца этому не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *