О некоторых особенностях воспитания молодежи и студентов в современном информационном обществе

Атаманов Г.А.,
кандидат философских наук

Тезисы выступления на конференции в ВГСХА, 22-23.04.2009

Актуализация проблемы гражданско-правового, патриотического и интернационального воспитания молодого поколения в информационном обществе напрямую связана с его новыми свойствами: быстрой сменой различных ситуаций из-за ускоренного движения информации; параллельным сосуществованием, а иногда и взаимопроникновением, реального и виртуального миров; неограниченным ростом объемов информации и пространства ее воздействия, что приводит к запаздыванию в ее освоении и накапливанию негативной для индивида информационной избыточности. Вместе с этим, в силу превращения всего многообразия общественной жизни в своеобразный информационный «банк данных», в особый «тезаурус», происходит унификация современного мира, поглощение местных особенностей и нивелирование отличий. В этой стремящейся к гомогенности среде резко возрастает скорость и масштабы перемен. Все это вызывает необходимость разработки новых технологий и принятия специальных усилий для сохранения устойчивости и равновесия в обществе, которое отличается от всех предшествующих форм социальной организации в первую очередь тем, что встраивает между человеком и общественными институтами такого универсального «посредника», как информационное пространство, которое для других сфер общества выступает как метапространство. Это значит, что все структуры общества так или иначе входят в это пространство как его «части», соотносятся между собой именно через внутреннее единство этой информационной среды. Общественные процессы и структуры кодифицируются в информационные потоки, знаковые системы и символы, в набор алгоритмов, и уже в таком виде воспринимаются и осваиваются членами общества.

Взаимоотношения людей все больше и больше опосредуются информационной средой.

Поэтому во главу угла общественной жизни все чаще ставится отношение человека к самой информации. Тем самым как бы отодвигаются на второй план социальные связи, выраженные в нормах культуры, местных обычаях и традициях. Начинает разрушаться сама коллективность, как форма, опосредующая отношения индивидов к внешней (да и внутренней — субъективно-смысловой) реальности. Информационные потоки создают новые социальные «комбинации» индивидов – специализированные группы, связанные с выполнением различных проектов, группы участников субкультур – в основном представляющие некие «вымышленные миры», корпоративные интересы и т.д. Эти информационно и социально «комбинированные образования» индивидов оказываются неустойчивыми, ситуативными и не обеспечивают реальную социализацию входящих в них лиц, постижение ими своей социальной сущности. Поэтому идет как бы «размывание» самого социума за счет уменьшения социальных связей, «атомизации» индивидов и групп.

Современные исследователи отмечают, что отличительной чертой информационного общества является изменение характера межличностных отношений, которые становятся все менее устойчивыми. Из трех типов связей – длительные (родственные, семейные), среднесрочные (дружеские, соседские, профессиональные), кратковременные контакты – доминирующее положение приобретают последние – кратковременные модульные отношения функционального характера, каждый из участников которых становится взаимозаменяем. Кроме того, ускоренная трансформация ценностных систем повышает вероятность существенных расхождений индивидуальных и групповых ценностных ориентаций. Такая «вилка» порождает резкий рост субкультур, что, в свою очередь, может увеличить степень конфликтогенности общества. Значительное усложнение социально-экономических отношений привело к тому, что у многих молодых россиян изменения, происходящие в обществе, стали вызывать психологический дискомфорт, поскольку оказывались непонятными и потому бессмысленными. Деидеологизация, распад экономических и социальных отношений привели к разрыву социальных связей между обществом и индивидуумами. Как следствие – массовая потеря личностью активной жизненной позиции (субъектности).

Еще одна существенная особенность современных социальных отношений – служение человека овеществленным процессам, подчинение самого себя, как субъекта, вещам – объектам. Наиболее яркий пример – феномен власти денег в современном обществе.

Отмечая это, А.Зиновьев пишет: «Деньги… стали главным регулятором всей основной жизнедеятельности людей западного общества, основным побудительным мотивом, целью, отраслью, заботой, контролером, надсмотрщиком, короче говоря – их идолом и богом.  Западные люди одержимы деньгами вовсе не потому, что они морально испорчены, а потому, что деньги стали абсолютно необходимым условием, средством и формой их жизнедеятельности. В деньгах концентрируется вся суть жизни людей в этом обществе» [3, С. 108, 110].

Вследствие этого в обществе исчезает, минимизируется, сводится на нет все то духовное, которое не имеет рыночной стоимости. Отсюда – рост насилия, эгоизма, равнодушия, что сопровождается потерей смысла жизни для многих людей. Именно господство денег и связанный с этим культ потребительства порождают глубочайший экзистенциальный кризис современной личности и, в первую очередь, молодежи.

Опасность подчинения человека внешним, овеществленным процессам – это опасность утраты им самого себя, а вместе с этим – и опустошение общества, разрушение существующих в нем социальных, культурных, психологических и других связей. Такое общество не может выйти из кризиса, связанного с потерей его собственной идентичности, целей функционирования и смысла бытия. ХХ век изобиловал огромным числом вариантов такого массового «бегства от себя» — от простого нигилизма и эгоизма до наркотизации сознания средствами химии, мистики, мифологии. А.Данилин, врач-нарколог, по этому поводу отмечает: «Вероятность бегства в «иные реальности» превратилась в неоспоримый для материалиста химический факт! Тупик, в который зашла наркотическая психоделия, дал «зеленый свет» другим способам «открытия сознания», завершившийся открытием виртуальности. Без опыта психоделии был бы немыслим не только концептуализм, но и такие связанные со свободным движением сознания сквозь равнозначные реальности феномены современной культуры, как «гиперлитература», современные спецэффекты и кино … Компьютерная революция … является ничем иным, как очередной победой комикса.

Гейтс упростил восприятие, совершив на новом уровне очередной прорыв от алфавита к иероглифу – пиктограмме. Именно переход от слова к картинке – готовому образу, который легко подставить на место мельчающей индивидуальности, позволил создать внутри компьютерных сетей целый игровой мир, представляющий, по сути, не что иное, как систему обмена такими же готовыми картинками – образами. Виртуальный мир компьютера стал еще одной материализацией психоделического опыта восприятия равнозначных реальностей, с постепенной утратой чувства присутствия главной из них – реальности бытия» [2, С. 330]. Но не менее опасна и чистая «субъективизация» реальности, отрыв сознания от реальности, погружение его в мир воображаемых и иллюзорных  фантомов.

Именно этот вариант опасности наиболее характерен для современного информационного общества, когда виртуальная реальность, созданная компьютером, создает иллюзию полного господства человека над реальностью. Объективный мир, который замещается «картинками», просто уходит из поля зрения и внимания человека, становится чем-то предполагаемым или вызывающим раздражение. В любом случае человек (особенно молодой) предпочитает уклоняться от встречи с таким миром, поскольку он к ней не готов и боится ее.

Самым незащищенным в информационном обществе является человек – индивид, личность. Поставленный лицом к лицу с информационным потоком, человек пытается его освоить, что представляет собой форму его адаптации к общественной среде. Но в силу избыточности информации и, следовательно, необходимости выбора при отсутствии способности осуществить правильный выбор человек может потерять социальные основания, которые детерминируют его поведение и сознание: нормы культуры, ценностные ориентиры, скрепляющие его с определенным социальным строем, его общественным бытием. У индивидов размываются социальные и культурные ориентиры, когда они получают неструктурированную данным сообществом информацию. Это обстоятельство выступает основой манипулирования их сознанием со стороны СМИ, рекламы, различных корпоративных систем, партий и движений, вплоть до информационного воздействия других государств.

«В быстро развивающемся и приобретающем принципиально новые качества мировом информационном пространстве традиционные методы межгосударственного противоборства трансформируются под воздействием новых информационных технологий и становятся все более опасными»,- считают авторы книги «Информационные вызовы национальной и международной безопасности» [4, С.328]. Появилось информационное оружие, используемое не только против структур управления государством, экономикой и вооруженными силами, но и против отдельной личности, группы, нации. Информационное оружие меняет не только методы ведения военных действий, меняется самое понятие войны, стираются грани между военным и мирным временем, еще больше сращиваются военные и мирные технологии.

Защитой здесь может быть лишь четкое самосознание граждан. Лишь твердая опора на самоидентичность, на культурные традиции, национальные ценности и т.д. может сохранить исходную субъектность данного общества как основу его независимости и свободы, спасти его от любых внешних информационных интервенций. Но это предполагает высокую степень гражданского и патриотического самосознания его граждан, четкое понимание ими своего места и роли в современном мире. В то же время, молодой человек, «заброшенный в потоки информации», часто не может самостоятельно отличить правду от вымысла, миф от фактов реальности. Такое положение позволяет заинтересованным структурам, владеющим современными информационными технологиями, превращать человека в объект манипулирования. При этом сознание человека оказывается насквозь структурировано немногими, но настойчиво внедряемыми в него утверждениями, которые, бесконечно транслируясь средствами информации, образуют некий невидимый каркас из управляющих мнений, установлений, ограничений, которые определяют и регламентируют реакции, оценки, поведение, как отдельного человека, так и коллективов, и наций.

С учетом этих особенностей современной – информационной – эпохи и необходимо рассматривать состояние и перспективы развития российского общества, которое, как и многие другие, оказалось в зависимости от информационных потоков и программ, идущих от высокоразвитых стран, прежде всего – США. Под маской «приобщения к современной цивилизации» идет американизация всего мира. Основа этого процесса – низкопробная продукция массовой культуры — «культуры подворотни» — которая выбрасывается на рынок, прежде всего, индустрии развлечений, и которая с тотальной неизбежностью попадает и внутрь культурного пространства нашей страны, деформируя ряд важнейших ценностей.

Очевидно, что инструментом информационной, политической и культурной экспансии в значительной степени становятся глобальные информационные сети, основное «население» которых – молодежь и, особенно, студенты.

Поэтому политика государства должна идти в двух связанных направлениях: развитие гражданского и правового самосознания населения, с одной стороны, и развитие адекватной потребностям государства системы информационного обеспечения – с другой. Как показывает современность, большинство стран мира, в первую очередь — развитых, проводят свою внутреннюю и внешнюю политику именно таким образом. При этом внутренняя сплоченность общества достигается именно активным взаимодействием людей, их участием в осуществлении реальных общественных дел. Однако российское общество до сих пор не смогло осознать существующую угрозу своей безопасности и предпринять соответствующие меры по защите информационной инфраструктуры и информационного пространства государства, исходя прежде всего из того факта, что конечной целью информационного воздействия был и остается человек.

Системы, способной блокировать негативные информационные воздействия на различные стороны бытия российского общества, пока не создано. В этом – одна из главных проблем современного российского общества. В то же время эту проблему нельзя решить, пока не определены конкретные меры по созданию и воспроизводству релевантных общенациональных целей и социально значимых ценностей. А отсюда просматривается возможность раскола российского общества, и, как следствие, утраты в недалеком будущем Россией своей национальной (политической, экономической и др.) независимости.

К сожалению, мы, в большинстве своем, сначала «уповали на барина», теперь — на государство, забывая древнейшую народную мудрость: «Спасение утопающих, дело рук самих утопающих». У тех, кто осознает что «тонет», есть все шансы «выплыть», спасти и себя, и своих близких, и свой народ, и свою землю. Для начала, нужна всего лишь малость – освоить как можно больше информации, которую выработала российская и мировая научная мысль, и научиться наилучшим образом применять ее на практике.

Библиографический список

  1. Готовность России к информационному обществу. М., 2001.
  2. Данилин А. LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости. М., 2003.
  3. Зиновьев А.А. Запад. М., 1995.
  4. Информационные вызовы национальной и международной безопасности /  И.Ю.Алексеева и др. М., 2001.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *