Знания – деньги

Школьники со слабыми результатами по ЕГЭ выбирают военные и юридические вузы
2010-06-01 / Наталья Савицкая

В преддверии старта экзаменационной кампании, в Государственном университете – Высшая школа экономики представили исследование о результатах ЕГЭ прошлого года. Ранее академик Российской академии образования (РАО), психолог Владимир Собкин анализировал ЕГЭ глазами учителей. Согласно его данным, около 20% педагогов сказали решительное «нет» экзамену. Столько же примерно с разными нюансами сказали «да». И все остальные хотели бы, чтобы экзамен стал добровольным. То есть тоже фактически сказали экзамену «нет».

Дискуссии о репрезентативности выборки в исследовании Собкина продолжаются и сегодня. Все потому, что исследования проводятся то в регионах, прочно завязанных на Минобразнауки РФ условиями эксперимента, то в регионах, изначально обозначивших себя «противниками» экзамена.
На этот раз анализировали анкеты школьников. Основная причина школьных неудач (42%) сформулирована школьниками так: «Плохо учился в старших классах школы, хотя в начальной школе все было хорошо». 32% выпускников сдали плохо по причине болезни; 20% считали, что не нужно учиться; 11% нашли себя в творчестве, и ЕГЭ отошел для них на второй план.
Как бы ни ругали сам ЕГЭ, экзамен все-таки дает картинку школьной успеваемости по стране. Но жесткие меры, которые могли бы последовать за получением результатов, у нас не приветствуются. Резкой критике подвергаются попытки регионов по дисквалификации учителей, имеющих худшие результаты.
Еще несколько фактов, которые выявило исследование. Дети из материально благополучных семей лучше сдают госэкзамен. В принципе все это можно было предугадать и без ЕГЭ. Все, что делало государство в последнее время в образовании, так это дифференцировало учебные заведения. Политика выделения лидеров и поощрение их привели в конечном итоге к тому, что разница между плохими и хорошими учебными заведениями заметно увеличилась.
Целью было вслед за лидерами подтянуть плохие школы. Но этого пока не случилось. Школа из школы равных возможностей стала институтом, закрепляющим имущественное неравенство и все, что следует за этим. «Знания – деньги» – этот лозунг никогда еще не был столь актуален за последние 90 лет, как сегодня. Деньги в прямом смысле увязаны со знаниями. Хорошая школа прочно увязана с родительским кошельком. И качество обучения зависит от того, сколько у школы спонсоров и т.д. Время учителей-подвижников и новаторов безнадежно ушло.
Следующий вывод исследования: лучше сдают ЕГЭ дети, у которых хотя бы один из родителей имеет высшее образование. Речь идет не только о мотивации. Лучше сдают дети учителей не только потому, что «сапожник ныне с сапогами». Сводки из МВД свидетельствуют о том, что взятки перешли из вузов в школы. Причем сначала (по количеству случаев) речь идет о «помощи» своим детям, а потом «по звонку сверху». Генпрокуратура заявляет о возбуждении уголовных дел в восьми регионах.
Следующее наблюдение исследователей связано с предпочтениями. Выпускники со слабыми результатами выбирают рабочие специальности, сферы обслуживания и… военные специальности и юриспруденцию. Связано это, видимо, с двумя моментами. Юридических вузов слишком много, а престиж профессии военного просто упал ниже плинтуса. А вот школьники с более высокими результатами выбирают профессию дипломата и менеджера. Правда, не стоит утверждать, что в менеджеры идут сплошь отличники и гении с 80 баллами, а в технические вузы – троечники с 60 баллами. Сегодня дается поправка, что вышеназванные баллы в силу сложности математики и специфики гуманитарных знаний практически равны.
Есть еще выводы о результатах ЕГЭ, наблюдаемых в течение последних пяти лет в одних и тех же регионах. Вывод исследователей таков: результаты ЕГЭ никак не отразились на общей картине образования, потому что спад уровня знаний школьников начался еще до ЕГЭ, когда из школы в период 90-х ушли лучшие учителя.

Источник


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *